!!

Уважаемый гость!

Если вы хотите оставить комментарий или создать новую тему, вы должны ВОЙТИ или ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ.

Подпишитесь на наш паблик в VK: Шимский форум (более 10 000 участников)

А также на наш канал в Telegram: t.me/shimskru (@shimskru)

Автор Тема: Непокоренная юность — часть I (из книги «Гроза над Шелонью»)  (Прочитано 2313 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Администратор

  • Administrator
  • Легенда форума
  • *****
  • Сообщений: 707
    • Shimsk.ru

Непокоренная юность

С чердака дома хорошо видны вражеские солдаты, шедшие через поле, и наши бойцы, оставленные для прикрытия. Невдалеке от дороги окопался пулеметный расчет. Фашисты приближались к нему с противоположной стороны.
Два мальчика-подростка внимательно наблюдали за ходом событий.
— Миша, убьют же наших, надо предупредить, — шепнул Ваня Зиновьев.
— Двоих враги могут заметить.
— Не заметят. Бежим быстрее.
Ребята слезли с чердака и во всю прыть помчались за село к пулеметчикам. Пули со свистом пролетали над их головами. Справа разорвался снаряд. Мальчишки на минуту прижались к земле и снова устремились вперед.
Молоденький лейтенант возился возле «максима». Из-под пилотки, сдвинутой на затылок, выбивалась прядь мокрых русых волос.
— Там немцы! — хрипло выкрикнул Ваня. Лейтенант быстро развернул пулемет.
— Может, помочь? — спросил Миша Куликов. Лицо лейтенанта посуровело.
— Спасибо, что предупредили. А теперь уходите отсюда.
Миша и Ваня перемахнули через бугор и низиной вернулись в пустынное поле. Позади себя они долго слышали пулеметные очереди. Потом все смолкло. На улице ребята увидели Валю Кузьмину. Она стояла за кустом сирени и с испугом смотрела на солдат в серо-зеленых мундирах, входивших в село.
В тот же день на стенах домов и заборов появились приказы: «За появление на улице после семнадцати часов — расстрел!», «За связь с партизанами — расстрел!», «За невыполнение приказа каждый человек будет расстрелян, как партизан».
Фашистский «новый порядок» вступал в действие.

Предатель

Жители села Медведь на улицах появлялись редко. Только молодежь незаметно пробегала из дома в дом. Они собирались небольшими стайками, чаще всего у Куликовых или Шарковых, рассказывали друг другу страшные новости. К Вале Кузьминой ребята реже ходили, побаивались. Дом ее находился возле сельского клуба, где фашисты разместили пленных советских командиров и политработников. За высоким забором из колючей проволоки бегали свирепые овчарки. Ребята собирали оружие, зорко следили за предателями и особенно за полицаем Митюхой Демидовым. Митюха исправно выполнял распоряжения гитлеровцев, участвовал в карательных экспедициях и расстрелах.
В один из вечеров Митюха вышел из комендатуры поздно. Шел, присматриваясь к каждому дому, прислушиваясь к каждому шороху. Нравилась Митюхе служба в полиции. Вот и окраина села. Впереди журчала Мшага. Полицай прислушался. По берегу кто-то осторожно пробирался. Митюха крепко сжал холодный пистолет и, выждав минуту, двинулся следом. Человек свернул влево и скрылся в темноте...

Орленок

В окно Куликовых постучали.
— Кто?
— Открой, папа.
Сердце Федора Филипповича дрогнуло и учащенно забилось.
— Саша, сынок,— задыхаясь, выговорил он.— Как это ты, боже мой!
— Тише, пап, могут услышать.
Прошли в дом. Мать бросилась к сыну, заплакала.
— Ну полно, Лиза, — уговаривал муж.— Говорил же, что никуда не денется твой орленок.
Саша стоял у печки. Он был в пальто, без шапки.
— Раздевайся, что же ты? — вытирая слезы, говорила мать.
Саша снял пальто, прошел к столу. Отец внимательно смотрел в уставшее, обветренное лицо сына.
— Рассказывай, где был?
— На окопах. Под самой Лугой рыли. Мать вышла.
— Папа, Скрипников приходил в село?
— Скрипникова больше пет. Расстреляли его. Саша сел, обхватив руками голову.
— Как же это получилось?.. А мы договорились с пим встретиться.
— Встретиться с ним, сынок, сейчас нетрудно. Один раз оступился — и все. Посмотри-ка, что в селе делается... Фашисты с нами хуже, чем со скотиной, обращаются.
Саша о чем-то сосредоточенно думал.
— Маме не говори. Я был в партизанском отряде и пришел, чтобы встретиться со Скрипниковым...
Саша ел молча. Вспоминал последнюю встречу под Плюссой. Скрипников был в солдатском дубленом полушубке, стройный, сдержанный.
— В нашей работе, Сашок, главное — конспирация. Часто со мной встречаться не следует. К тебе будут приходить люди, передавать задания. Не промахнись. Подбирай ребят надежных.
Сумел ли Скрипников что-нибудь сделать по созданию подпольной организации? Если нет, как быть дальше? Надо будет поговорить с Яшей Пашковым, Ваней Зиновьевым. Правда, малолеток еще, но Саша возлагал на него большие надежды. Ваня всегда был заводилой среди сверстников и больше тянулся к ребятам старшего возраста. Неплохо бы привлечь девчат. Отец говорил, что некоторые из них работают в госпитале и немецкой комендатуре. Но как все это сделать?
Саша не заметил, как уснул. Очнулся от сильного стука в дверь.
В избу вошли гитлеровцы.
— Кто это? — показывая взглядом на кровать, где лежал Саша Куликов, спросил один из них.
— Господин офицер, это же сын мой, Саша!
— Взять! — повелительным тоном сказал тот.
Сашу арестовали, в одном пиджаке вывели па улицу. Мать бросилась к нему. Фашист оттолкнул Елизавету Алексеевну автоматом.
— Отец! Что же стоишь, дай ему хоть телогрейку.— Она подбежала к мужу, сняла с его плеч телогрейку.
Саша оглянулся.
— Не плачь, мама, не надо!

Жить и бороться

После ареста сына гитлеровцы все перевернули вверх дном в доме, на чердаке, в подвале у Куликовых. Ничего не найдя, ушли, прихватив припрятанные Елизаветой Алексеевной масло и яйца.
Под вечер забежал Миша Куликов.
— Дядя Федя, за что Сашу взяли?
— Это надо у них спросить.
— Ничего не нашли при обыске?
— А у нас и спрятано ничего не было.
— Ну, тогда отпустят,— по-взрослому степенно сказал Михаил.— Вы не расстраивайтесь очень-то, мы им за все отомстим.
— Горячая у тебя голова, как я посмотрю, парень! Так и потерять ее недолго.
— Ничего, на мой век хватит.
Сашу отпустили на второй день. Он выглядел бледным и уставшим. Увидев у себя дома Романа Шаркова, обрадовался:
— Ромка, чертушка, здорово! Ну, рассказывай, как живете тут?
— О себе рассказывай. Где пропадал столько времени?
— Митюхи остерегайтесь. Он коменданту доказал, что я партизан. А подтвердить нечем, вот меня и освободили. Митюха-то полицай, оказывается.
— Ты только узнал об этом? Поживешь здесь, еще не то узнаешь,
— Как дальше жить думаете? — спросил Саша.
— Оружие собирали, все ждали, что наши скоро вернутся. А недавно рацию достали.
— Рацию? — удивился Саша.— Как же удалось?
— Случайно. С Петей Ганиным и Ваней Зиновьевым перепрятывали в лесу оружие. Боялись, чтоб в старом тайнике не обнаружили. А когда домой шли, увидели, как, чуть не задевая макушки деревьев, из-за леса бесшумно самолет вылетел и сел па самом краю поля. Наверное, с мотором что-то случилось, может горючки не хватило. Мы за кустами притаились. Из самолета летчик вылез. Постоял немного, на лес все как-то беспокойно поглядывал и пошел к селу. Мы с Петькой в самолет залезли, Ваня на стреме стоял, чтобы фрицев не прозевать, если к самолету пойдут. Сначала хотели попортить там что-нибудь. Вдруг Петька говорит: «Ром, давай рацию снимем. Москву будем слушать». Меня эта мысль как током пронзила.
Роман сделал паузу. Его взволнованный голос стал еще тише:
— Хитро закреплена была, но разобрались.
— А фашисты?
— Переполох был — жуть. Хорошо, что после этого болотом долго плутали. Фашисты туда не очень-то лезут, да и воды хватало.
Еще минуту назад грустные глаза Куликова загорелись радостными огоньками.
— Работает? — нетерпеливо спросил он.
— Работает. Питание немножко барахлило. Сначала мотоциклетный аккумулятор стоял. Сейчас помощнее достали. Пойдем завтра послушаем?
— Обязательно. Ивана с Петей надо пригласить.
— Хорошо. Я скажу им.
В тот вечер Роман сидел у Куликовых долго. Они детально обдумали план дальнейших действий, подбирали ребят для подпольной работы.
Предварительно в группу были включены: Галя Шаркова, Яша Пашков, Валя Кузьмина, Петя Ганин, Ваня Зиновьев, Миша Куликов. Решили группами не собираться — опасно, а поговорить с каждым в отдельности.
Поздно вечером Саша вышел проводить Романа. На улице было холодно, шел снег. Друзья расстались воодушевленными.

Голос Москвы

Вечером следующего дня Роман Шарков и Саша Куликов вышли из дома. Село, окутанное сумерками, погрузилось в дрему. Вокруг ни звука. Только у комендатуры четко нес свою службу часовой. Друзья пробирались к околице.
Возле склада с боеприпасами опять пришлось задержаться. Прислонившись к дощатому забору, ребята выждали, когда часовой отойдет подальше, чтобы незаметно выйти за село.
Войдя в лес, Шарков подал условный сигнал. В ответ послышался протяжный свист. Значит, Иван с Петей уже здесь.
Саша с Романом прошли к тайнику. Вот и знакомая ель. Под корневищем небольшая землянка. Разобрав хворост, спустились в темный лаз. Ваня Зиновьев раскинул антенну. Шарков склонился над небольшим аппаратом, приложил к уху наушник, другой подал Куликову, покрутил вправо ручку. В аппарате пощелкивало, слышался свист, обрывки фраз на непонятном языке. Потом эфир донес позывные Москвы. Прислонив плотнее наушники, Саша с Романом замерли.
Прошло несколько секунд, и они услышали знакомый голос Левитана: «Говорит Москва! Говорит Москва! Передаем сводку Совинформбюро...»
В сводке рассказывалось, что за истекшие сутки па фронте существенных изменений не произошло. В районе Старой Руссы, на Северо-Западном фронте, наши войска вели наступательные бои, вследствие которых была наголову разбита танковая дивизия противника.
Роман схватил Куликова за руку.
— Слышь, наступательные!
В наушниках послышался шорох, слабые щелчки. Заиграла музыка.
— Айда в село. Листовки надо написать и расклеить по такому случаю. Пусть об этом знают наши.
Вернувшись в село, зашли к Вале Кузьминой. Рассказали ей об услышанном. Тут же написали несколько листовок. Утром гитлеровцы содрали со стен домов и деревьев листовки юных подпольщиков, но радостную новость в селе уже знали.
Разгневанный комендант медведского гарнизона Кригер срочно вызвал к себе полицаев. Всех больше на этом совещании досталось Митюхе Демидову. Одна из листовок была приклеена к двери его дома.
— Я спрашиваль, как это надо понимать? — показывая на скомканные бумажки, спросил его комендант.— Вы захотель на вишелицу? Я вам могу устроить такой удовольствие.
Перепуганный насмерть полицай молчал. Он хорошо знал, что комендант Кригер не терпит оправданий, да и оправданий у Демидова не было. Пока комендант делал разнос, Демидов соображал, кто бы это мог сделать. Подозрений ни на кого не было. Да и вряд ли свои сельчане пойдут на такой риск. И Демидов вспомнил, что два дня назад видел в селе незнакомого человека. Но сказать сейчас об этом коменданту побоялся. За это могло бы влететь еще больше. Документы у незнакомца Демидов не проверил. А теперь иди, ищи ветра в поле. Как бы читая мысли полицая Демидова, комендант приказал организовать наблюдение за каждым человеком, появившимся в селе.
Содержание листовок стало известно и в лагере военнопленных. Узники радовались победе советского оружия.
В лагерь прибыл наряд фашистских солдат. Через их строй по лагерному двору прогоняли провинившихся военнопленных, избивая шомполами.
Примерно в это же время, по приказу обер-лейтенанта Кригера жителей села Медведь согнали к комендатуре.
— Расклеенные бумажки — это выдумка большевиков,— надрывался офицер.— Наши доблестные войска уже взяли Ленинград, а па днях вступят в Москву.
А люди видели другое: через несколько дней в ремонтные мастерские, что находились за селом, рядом со складом горюче-смазочных материалов, прибыла большая группа изуродованных танков. К мастерским то и дело подкатывали на легковушках гитлеровские офицеры и спецы по танковому делу. Они требовали ускорить ремонт боевой техники. Гестаповцы строго контролировали качество работы.
— Не сладко, видно, приходится фашистам, — сказал при встрече с Романом Саша Куликов.
По нахмуренным бровям и крепко сжатым губам было видно, что он что-то обдумывает.
— А ты знаешь, Роман, ведь каждый отремонтированный танк понесет смерть нашим солдатам? Если бы вывести из строя мастерские?
— Сказать просто, а сделать это как?
— Нужно подумать.
— Мне и Ване Зиновьеву раза два уже приходилось подвозить на склад горючее к мастерским. Возможно, и опять придется. Не нам с ним, так кому-то из наших, а как вывести из строя мастерские, ума не приложу. Ведь это прямая гибель.
— Есть у меня идейка одна. Только ее обдумать надо, а еще лучше — проверить па практике.
— Выкладывай.
Саша чему-то улыбнулся.
— Мне кажется, должно получиться. В вашем тайнике я видел трофейные ручные гранаты «толкушки» с длинными деревянными ручками. Надо достать из них штуки четыре запалов.
Роман слушал Куликова, приоткрыв от удивления рот,
— Если в такой запал вставить бикфордов шнур и выдернуть чеку, то он воспламенится. Это только мое предположение. Надо припасти запалы и проверить на деле.
— Две гранаты и конец бикфордова шнура у нас за баней спрятаны. И дома у меня граната есть.
— За баней — это ладно, а дома такие вещи хранить опасно. Слишком дорого может обойтись. Завтра банный день. Отец просил меня помочь баню топить. Приходи утром и попробуем. Хорошо бы ваты достать. Хотя бы от старого одеяла или пальто.
— А это зачем? — не понял товарища Роман.
— Пригодиться может.
На следующий день рано утром Роман пришел к общественной бане. Они с Куликовым наносили воды, на-готовили дров, растопили печь. Из принесенных Романом гранат Куликов извлек запалы. Шарков внимательно следил за товарищем. Саша отрезал сантиметров десять бикфордова шнура, разрезал его вдоль, содержимое высыпал на бумагу. На конец запала надел обрезанный дома винтовочный патрон, в узкий его конец всыпал извлеченный из шнура порошок и вставил в него другой кусок бикфордова шнура.
— Вот так попробуем. Осечки не должно быть,— подмигнув Шаркову, сказал Куликов и запал с обрезанным патроном и концом бикфордова шнура накрепко обвязал изоляционной лентой. Затем разорвал принесенный рукав от старого пальто, подраспушил клок ваты, вставил в него выходивший из обрезанного патрона другой конец бикфордова шнура, выдернул из запала.
— И как ты придумал такое? Ведь это просто здорово.
— Обожди радоваться. Может, еще не получится. Куликов отошел к бревнам, лежавшим недалеко от бани, и за них положил сверток.
— Подкинь дров в печку,— попросил он Романа.
Потом они раскололи оставшиеся чурки, поленья перенесли в предбанник, сложили в ровную поленницу. Работая, Шарков с Куликовым то и дело посматривали в сторону бревен, за которыми лежало созданное ими изобретение. Казалось, прошло уже много времени, а оно не подавало никаких признаков. Вдруг на фоне белого снега из комка серой ваты начала пробиваться наружу голубоватая струйка дыма. Как по команде друзья бросились к бревнам. Первым молчание нарушил Роман:
— Здорово! Ну ты и башка! Мне бы ни за что не додуматься до этого.
— Самому не верилось. Но еще надо подумать, чтобы не было никаких сомнений. Для полного успеха необходимо приотвернуть пробку в бочке, под которую будем подкладывать этот «гостинец». Чем больше вытечет бензина, тем эффектнее получится номер.
— Это мы сделаем по дороге па склад,— запальчиво ответил Шарков.
Куликов стоял молча, словно обдумывая еще что-то очень важное. После только что проделанного эксперимента поджечь склад с горючим казалось просто, но как уйти от беды тем, кто будет выполнять это опасное дело? Вот что его волновало. Хорошо бы пожар вспыхнул через несколько часов. Но как это осуществить?
— О чем задумался? — спросил Роман, видя озабоченность товарища.— Все же нормально.
Куликов отрицательно покачал головой:
— Нормально только в одном. А как снять подозрение с того, кто будет подвозить горючее? Ведь это верная смерть.
Роман и сам сначала думал об этом, по успех эксперимента был для него настолько неожиданным, что это главное он из виду упустил.
— Сколько у вас в тайнике бикфордова шнура?
— Больше метра, наверное.
— Еще бы достать. Понимаешь, чем толще слой ваты и длиннее шнур, тем дольше огонь не пробьется наружу. Понял?
— Шпура мы еще принесем. Его в менюшском мху Иван с Петькой много нашли.
— Это уже дело,— одобрил Куликов. — Но для верности надо с ребятами посоветоваться. Как говорят: «Одна голова хорошо — две лучше». Главное, чтобы как можно дольше не загоралось.
С этого дня началась подготовка юных подпольщиков к осуществлению задуманной операции. А недели через две полицай Митюха Демидов назначил Мишу Куликова и Ваню Зиновьева подвозить горючее к складу на территории ремонтных мастерских.
День выдался солнечным, морозным. Когда делали последний рейс, уже заметно наступили ранние сумерки. По дороге к ремонтным мастерским Миша Куликов положил одну из бочек набок и приотвернул в ней пробку. Еле заметная струйка бензина поползла по металлической поверхности. Миша приотвернул пробку еще немножко и бочку повернул пробкой вверх.
У опутанных колючей проволокой ворот склада приплясывал на морозе часовой. Заметив подводы, фашист открыл ворота. Ваня и Миша побежали вдоль дровней, размахивая вожжами. Сразу за воротами глубокая выбоина. Если лошадь не вывезет с ходу дровни, они обязательно опрокинутся набок, как было и в предыдущие рейсы. Сейчас этого допустить нельзя. Проедут удачно — часовой может не пойти следом за ребятами.
Первая подвода проскочила нормально. Вторую занесло немного в сторону. Треснула оглобля. Сани, на которых ехал Ваня Зиновьев, перевернулись набок, и бочки скатились в глубокий снег. Миша не мог уехать один, помог товарищу. Фашист стал ругать ребят.
— Дорога плохая, господин ефрейтор,— сказал ему Ваня.
Быстро закатили на сани бочки с помощью часового, связали кое-как оглоблю. У больших цистерн сбросили бочки на землю. Под одну из них Миша подсунул приготовленный «гостинец».
Поздним вечером над ремонтными мастерскими вспыхнуло пламя. Несколько сильных взрывов потрясли землю.


Саша Куликов


Валя Кузьмина


Галина Шаркова


Ваня Зиновьев


Роман Шарков


Михаил Куликов


Миша Васильев

Отрывок из книги К. И. Акимова «Гроза над Шелонью». Лениздат 1988 г.

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
0 Ответов
1108 Просмотров
Последний ответ 29 Декабрь 2011 г., 16:08:54
от Irina
0 Ответов
1315 Просмотров
Последний ответ 29 Декабрь 2011 г., 16:10:24
от Irina
1 Ответов
1147 Просмотров
Последний ответ 29 Декабрь 2011 г., 23:56:04
от modest
2 Ответов
1913 Просмотров
Последний ответ 30 Декабрь 2011 г., 11:57:25
от Тетя Мотя
0 Ответов
1232 Просмотров
Последний ответ 17 Февраль 2012 г., 12:41:12
от Администратор

* Мы в соцсетях

Telegram (@shimskru)

* Мини-чат

Обновить История
  • Fainka Dimon: Дарога плохая.
    13 Ноябрь 2018 г., 20:52:28
  • Администратор: Аня, он плавно перетёк сюда: [ссылка]
    16 Февраль 2016 г., 22:12:45
  • Аня2007: Подскажите, форум работает??7 или мёртвый?? ищу некоторую информацию....
    13 Февраль 2016 г., 20:54:11
  • Артём: Узнал городской ! Спасибо дозвонился!
    15 Январь 2016 г., 18:19:02
  • Артём: Подскажите пожалуйста кто знает телефон мобильный АЗС в Шимске? Сургут.
    15 Январь 2016 г., 18:15:48
  • Вера: ремонт
    24 Ноябрь 2015 г., 16:51:47
  • Вера: ремонт
    24 Ноябрь 2015 г., 16:51:18
  • Модница: Лучше ехать через Сольцы, дорога намного лучше.
    26 Июль 2015 г., 20:50:05
  • Galina: какое состояние дороги на Псков через Уторгош, Подскажите.
    25 Июль 2015 г., 20:53:54

* Сообщения

Re: Лето в банке: быстрые рецепты лечо от iris
[24 Июль 2020 г., 09:41:45]


Re: Приметы от mshmsh
[24 Июль 2020 г., 07:41:19]


Re: Лето в банке: быстрые рецепты лечо от iris
[02 Июль 2020 г., 22:46:44]


Re: Печём пирожки от iris
[11 Июнь 2020 г., 10:13:24]


Re: Офисные обеды: омлет в чашке за 1,5 минуты от iris
[21 Май 2020 г., 19:02:57]

* Быстрый поиск


* Последние фото

* Случайные фото

0 4d040 ab2f126b L

Просмотров: 159
Опубликовал: Администратор
альбом: детский дом-интернат

* Фото из сообщений

гусь.jpg
Скачано: 566
Автор: queen25
9.jpg
Скачано: 746
Автор: Марина Русский Мир

* Полезные ссылки


Участник лиги защиты интернета
Яндекс.Метрика